Официальный сайт Новосибирской Митрополии Русской Православной Церкви
По благословению Митрополита Новосибирского и Бердского НИКОДИМА

Церковный переводчик жестового языка: профессия или призвание?

Церковный переводчик жестового языка: профессия или призвание? Если в воскресенье во время богослужения зайти в храм во имя святого Александра Свирского, который находится в Калининском районе Новосибирска на улице Гребенщикова 12, корпус 1, можно увидеть странную картину: один человек в однотонной одежде стоит спиной к алтарю и что-то жестикулирует руками, при этом беззвучно и широко открывая рот. А напротив стоят человек 10-15, которые, не отрывая глаз, смотрят на него. В чем же здесь дело и кто эти люди, невольно привлекающие к себе внимание? 

С марта 2021 года по благословению митрополита Новосибирского и Бердского Никодима в этом храме по воскресным дням совершаются богослужения с переводом на жестовый язык для глухих и слабослышащих прихожан. За это время до сегодняшнего дня у нас уже сформировалась небольшая община. А во время богослужений спиной к алтарю стоит специально обученный церковный переводчик жестового языка. Что же такое перевод богослужений на жестовый язык? Профессия или призвание? 

Когда речь идет о церковной жизни, то, несомненно – призвание. Во-первых, в храмах пока не существует таких специалистов в штате работников. И те, кто трудятся в храме с глухими, это в основном волонтеры. Во-вторых, такой специальности как именно «церковный переводчик жестового языка» не существует. Есть просто переводчик жестового языка. Но не церковный. В чем же разница? А разница в том, что церковный сурдопереводчик – это всегда православный воцерковленный человек, являющийся членом Русской Православной Церкви, регулярно исповедующийся и причащающийся Святых Христовых Таин. Именно церковные переводчики чаще всего помогают глухим подготовиться к Исповеди и Причастию, учат их молитвам, помогают написать и подать записки… Обычно переводчик не теряет связи с глухими и на протяжении всей недели. Ведь глухие обращаются к нему иногда и за помощью в быту: нужно кому-то позвонить, например, записать на прием к врачу, или вызвать мастера на дом, иногда лекарства помочь купить, когда просто нужно поговорить утешить, а когда и вместе, через видеосвязь, помолиться. 

Человек, который говорит на родном для глухих языке и который терпеливо и с пониманием относится к их нуждам, это практически сразу «свой» человек. Сурдопереводчик в храме не просто переводит все богослужебные тексты, церковные таинства с церковно-славянского на русский, а затем на неродной для слышащих людей жестовый язык, но он одновременно и молится вместе с глухими на их родном языке. Жестовый язык также является языком, на котором разговаривают с Богом. Нужно учитывать, что глухие очень чуткие люди. И быстро улавливают – сейчас переводчик молится, или он просто демонстрирует свои знания языка и умение правильно использовать жесты… Если последнее, то, можно сказать, что литургия прошла «мимо» и переводчика и глухих. 

Церковный переводчик жестового языка должен не просто знать последовательность и ход всей литургии или совершаемых в храме церковных таинств, но еще и уметь правильно объяснять значение и смысл каждого совершаемого священнодействия и церковных терминов. Например: что происходит в алтаре во время совершения священником проскомидии, что такое алтарь, великий вход, что такое «свышний мир», Честные Дары, чем отличается слово «благословлю» в словосочетаниях: «благословлю Господа», «взять благословение», «благословен Бог наш», «Господи, благослови», и т.п. Необходимо уметь передавать правильный и точный смысл каждого слова, а для этого нужно владеть знаниями не только православной терминологии, но и быть знакомым с богословскими трудами и толкованиями святых отцов Церкви. К примеру, начинающие сурдопереводчики часто совершают такие ошибки: возглас: «Премудрость! ПрОсти переводят как «ПростИ». Или «Имамы ко Господу» – «имеем Господа», «нищие духом» (из третьего антифона) – «нищий» в значении бедный, не имеющий денег и одежды; из того же антифона «яко тии насытятся» – «сытые будут»; «о предложенных и освященных Честных Дарех» – переводят также буквально «предложить+ освятить+честный+дар (подарок)», и т.п.. Что абсолютно, на мой взгляд, недопустимо при переводе священных текстов. 

 Это всё говорит только лишь о непонимании переводчиком важности происходящего и о проявлении его неуважения к Богу, Которому возносятся песнопения и молитвы, и неуважительном отношении к неслышащим людям. Также неверно подобранный жест или неверное движение кистей рук, неправильное расположение пальцев, может привести к полнейшему искажению смысла, неверной подачи информации, и ошибочному понимания глухими. Многие люди думают, что русский жестовый язык – это тот же самый русский язык, только руками. Это мнение абсолютно неверное. «Жестовый язык – самостоятельная лингвистическая система, имеющая свои грамматическую структуру, стиль, определенные правила». Жестовый язык аморфен и аграмматичен. На нем говорят совершенно не так, как разговариваем мы – слышащие. В связи с чем даже профессиональный церковный переводчик жестового языка за несколько дней до службы готовит и прорабатывает тексты тропарей, кондаков, апостольское и евангельское чтения, к праздничным службам еще тексты трех антифонов и задостойника – всех изменяемых частей литургии. Есть также и еще один нюанс труда такого специалиста. 

Профессиональный синхронный переводчик может осуществлять без перерыва синхронный перевод в течение 15-20 минут, а знакомого или заранее разобранного текста – не более полутора часов, дальше мозг просто начнет зависать. И это не говорит о том, что переводчик болен и не тянет по своему состоянию здоровья. Нет. Такова обычная норма для здорового человека. Также нужно учитывать, что при осуществлении перевода сурдопереводчик одновременно осуществляет, как правило, 8 операций минимум! За доли секунды он должен: воспринять устную словесную речь; понять услышанное; интегрировать понятые лингвистические единицы; подобрать соответствующий жестовый эквивалент; сформировать высказывание (перевод в голове); восполнить в памяти отрезок текста. При этом переводчик одновременно контролирует собственный перевод и осуществляет контроль ситуации. 

Поэтому абсолютно недопустимо во время осуществления перевода просить переводчика передать или поставить свечку, просить ответить на какой-то вопрос, ходить между ним и глухими, двигать его с места на место, просить куда-то на что-то или кого-то посмотреть, если того не требует срочная необходимость. Все эти особенности необходимо обязательно учитывать священнослужителям, работникам храма и прихожанам, где планируется вестись работа с глухими. 
 «…И мы, живя по Совести и Чести, 
Поможем ближнему, который стал глухим. 
 Своей улыбкой, каждым нашим Жестом 
Откроем Путь Христов – во Царствие к Святым!» 
(Михаил Морозов, г. Москва) 

 Дарья Винтер, дипломированный специалист по работе с глухими, слепоглухими и слабослышащими людьми, имеет высшее педагогическое и психологическое образование, дополнительное богословское образование Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета, преподаватель и переводчик жестового языка 

 На сегодняшний день в России в 76 православных храмах в 48 митрополиях Русской Православной Церкви ведется работа с глухими и слабослышащими людьми.

Поделиться публикацией:

Статьи

Краткая летопись Новосибирской епархии

100-летию Новосибирской епархии 

Новосибирские архипастыри

Без истории Новосибирской иерархии невозможно полноценное изучение истории Новосибирской епархии в целом. Каждый из новосибирских иерархов в свое время внес свой благодатный вклад в утверждение Святой... 

Соработничество Богу

О миссионерской деятельности Новосибирской епархии  

все статьи




Фотоальбом
Фото из галереи «Протоиерей Александр Новопашин встретился с сотрудниками подразделений Управления на транспорте МВД по Сибирскому федеральному округу» перейти в фотогалерею
Система Orphus